Покорить Ямал и выжить

Отступить от традиционной схемы судну позволяют нестандартные обводы корпуса. И все-таки это не ледорез, а именно ледокол класса Icebreaker 8 проекта IBSV01 и мощностью 21,5 МВт. Таких на Выборгском судостроительном заводе два. Первый в серии, «Александр Санников», будет передан заказчику до конца года. Вместе с «Андреем Вилькицким» им предстоит работать в районе арктического терминала Новопортовского месторождения в заливе Карского моря.


В большинство населенных пунктов Ямала можно добраться только на вертолете. Перемещаться по салону транспортного вертолета Ми-8, даже если кому и пришло бы такое в голову, трудно из-за спрессованного посреди багажа. Два часа однообразно красивой тундры, розданные экипажем беруши лежат в кармане не распакованными. «Альтернатива есть всегда», – достает наушники и мобильный пристегнутый к лавке напротив Александр Липатников. Ему можно верить. Начальник отдела эксплуатации терминала «Ворота Арктики» летает на вертолетах, наверное, чаще, чем видит собственную жену. В этот раз он прилетел на три дня. Тюмень — Салехард — Новый Порт — Мыс Каменный — Салехард — Тюмень. Три дня, пять перелетов и девять минут интервью десятку журналистов, приехавших посмотреть, как добывают нефть.

Новый Порт – это село на триста километров северо-восточнее столицы Ямала. Перевалочный пункт для исследователей Арктики. Меньше двух тысяч жителей. Крупнейшая организация — школа-интернат. Novy Port — это сорт нефти, который продают дороже эталонной Brent.


Доказанных и вероятных запасов углеводородов здесь 188,9 миллиона тонн. Хватит лет на тридцать активной добычи. Месторождение открыли геологи в 1964 году, но оказались бессильны перед вечной мерзлотой. За последующие 23 года здесь пробурили 117 разведочных скважин. Умер Советский Союз. Попытки добыть нефть остановились. В 2010-м здесь была тундра. В 2012-м пробурена первая скважина. Через два года про Новый Порт стали говорить: «Началось полномасштабное бурение».


«Здесь многомерзлые породы находятся, чтобы провести безаварийную проводку скважины, мы спускаем термокейс и применяем специальные топонажные материалы для крепления обсадной колонны. Это основное отличие строительства скважин на полуострове Ямал», – в июле 2017-го говорит Сергей Оськин, начальник службы супервайзинга буровых работ «Газпромнефть-Ямала». Говорит он в целом малопонятное для обывателя. Здесь вообще свой язык: ГРП, ЦПС, ПСП, ПЖК, одним словом – добыча нефти.


Типичная буровая установка Новопортовского месторождения

На строительство скважины в первое время уходило до 40 суток, сейчас в среднем 22. Третьего июня команда буровиков закончила работу за 14 суток. По данным разведки, нефтяные пласты находятся на глубине 1900 метров, но так как бурятся не вертикальные, а с горизонтальным окончанием, то и длина скважины составляет примерно 3,5 тысячи метров. Рекордсмены назвали свою команду «Победа». Есть имена скромнее, например «Снежные барсы», они отстали от «Победы» на два дня. Всего команд пять, в каждой по 55 человек. Своя атрибутика, девиз и одна на всех цель. Потому что приз за рекордное бурение – несколько миллионов рублей. По состоянию на июль 2017 года на Новопортовском месторождении пробурены 84 скважины. В перспективе их будет четыре сотни.


Буровая установка Новопортовского месторождения

– Сегодня у нас построены опорная база промысла, общежитие на 94 места, – говорит Владимир Саблин, начальник промысла Новопортовского месторождения «Газпромнефть-Ямала». – Это все кажется просто, но нужно воду брать, нужно ее чистить, нужно ее запитывать, плюс ЖБО (жидкие бытовые отходы. – Прим. ред.) утилизировать, вся эта структура у нас налажена, чтобы мы нормально могли жить, не в вагончиках.

Всего на промысле работают вахтовым методом порядка 450 человек, часть из них все еще живет в вагончиках, в которых, для понимания, полы с подогревом.

В следующем году нефтяников начнут заселять в жилой комплекс вместимостью 600 человек. Одновременно планируется, что будет запущена газотурбинная электростанция, которая обеспечит не только промысловую базу в Новом Порту, но и пункт приема, расположенный в ста километрах, в населенном пункте Мыс Каменный. Сейчас те, кто добывает нефть, получают электроэнергию от газопоршневой электростанции, те, кто принимает и готовит к экспорту, – от нефтяной. Местное население может рассчитывать на милость капризных дизель-генераторов. В перспективе нефтяники готовы поделиться своим электричеством.


База нефтяного промысла в районе с. Новый Порт

«Мы здесь в гостях», – говорит Владимир Саблин, признавая, что даже на самое бережное строительство нефтедобывающей площадки тундра смотрит хмуро. Не вмешаться, не нарушить невозможно. Поэтому вывод может быть один: наследил – убери за собой. Электроподогрев нефтяного трубопровода вредит мерзлоте? Значит, трубопровод поднят на эстакаду. Колеса тяжелой техники уничтожили траву? Значит, купили семена, посадили, вырастили новую. Труба встала на пути вековой оленьей тропы? Значит, это место должно быть засыпано, укреплено. И хочешь – олень ходи, хочешь – ненец на «Буране» езди. Зимой нефтяники советуются с местными, прокладывают своей техникой удобные для всех маршруты и даже чистят эти сезонные дороги. Такое поведение гостей не оставляет равнодушными.

– У нас нет таких конфликтов, как, например, в Ханты-Мансийском округе, – объясняет Евгений Захаров, курирующий взаимодействие местных и нефтяников. – Возродили День оленевода. На территории Новопортовского месторождения проживает 600 тундровиков, очень много многодетных семей, очень много оленей. Был День рыбака, куда у нас традиционно приезжает команда наших промысловиков. Местные видят нас, мы друг друга понимаем, слышим. То есть мы не люди какие-то за забором, которые пришли на их землю, а люди с человеческим лицом.


Из всех обитателей ямальской тундры есть один представитель, с кем нефтяники сами не хотят контактировать и другим не советуют.


– Вас уже инструктировали, но еще раз скажу. Если будут песцы бегать, не надо его звать, не надо ничего давать. Ну серьезно, – морщится на коллективное хихиканье Владимир Саблин. – Это переносчики болезней, заразы всякой. И при спуске по лестнице, при подъеме постоянно держитесь за поручень. Покорить Ямал и выжить

Песца не звать. Держаться за поручень. Без каски ходить только по зеленым линиям. Машина тронется после того, как все пристегнутся. Курить строго за территорией, в специально оборудованном месте. Туда же бежать в случае неприятностей. За два дня по меньшей мере шесть инструктажей по технике безопасности.


«Сегодня учений не запланировано, так что если увидите, что что-то происходит, сразу бегите к месту сбора при ЧС», – так заканчивается каждый.


Безопасность возведена в культ. В местах массового скопления — обязательные стенды с молниями о последних происшествия. За июнь 390 нарушений ПДД и 99 отступлений от установленных правил. Связанных с алкоголем или наркотиками — ни одного. Это территория сухого закона. Штраф от двухсот до четырехсот тысяч и увольнение.

– Пить нельзя, потрогать можно. Тепленькая, пахучая. Попробуйте, настоящими нефтяниками станете.
– Если вы думаете, что я отличу новопортовскую нефть от, например, сланцевой... Да, теплая. Бензином пахнет.


Запах не случаен. Нефть сорта Novy Port практически не требует дальнейшей очистки, потому что содержит 0,1 процента серы. Для сравнения: в смеси Brent сернистости 0,37%. Такую нефть еще называют сладкой. Получается, что российский Novy Port почти в четыре раза слаще британской Brent.


Экспортного качества новопортовская нефть достигает не сразу, объясняет замначальника цеха подготовки и перекачки нефти Владимир Тимофеев. Из скважин на узел дополнительных работ поступает нефтяная эмульсия, которую нужно избавить от воды и газа. Сначала смесь встречается с двумя видами сепараторов, потом отделившийся газ уходит на блок подготовки топливного газа для местной электростанции и факельных установок, а водонефтяная смесь вступает в отношения со следующей партией сепараторов, после которых выходит основательно подогретая, до 40 – 45 градусов, без газа и с водой на уровне 0,03 процента. 

Подготовленная товарная нефть по стокилометровой трубе уходит из Нового Порта в Мыс Каменный, оттуда терминалом «Ворота Арктики» отгружается на танкер и уходит через Мурманск покупателю в Европу.



Схема транспортировки нефти по Северному морскому пути

Для того, чтобы получилось такое предложение в две строки, потребовалось четыре года, за которые построили напорный нефтепровод и нефтеналивной терминал, уставленный в 3,5 километра от берега. Первые годы сложным наземным путем с Нового Порта уходило не больше 15 тысяч тонн в год. Сегодня, когда налажена круглогодичная отправка, нефтяники могут добывать 20 тысяч тонн в сутки, это около 6 миллионов в год. Могли бы и больше, но ОПЕК...

Мог бы и больше терминал «Ворота Арктики», его потенциальная мощность отгрузки нефти достигает 8,5 миллиона тонн в год. Автоматический, арктический, уникальный — эти эпитеты неизменные спутники терминала. Он метров на десять выше 70-метрового Адмиралтейства, сваями вкопан в дно Обской губы, ему не страшны 50-градусные морозы, а технологией «нулевого сброса» он сам не страшен окружающей среде.


«Принцип «нулевого сброса» не допускает контакта продукта с атмосферой и акваторией», – наступает звездный час Александра Липатникова, начальника отдела эксплуатации арктического терминала. Ему непривычно стоять перед телекамерами.


– Да вы не бойтесь, мы же не в прямом эфире, все хорошо.
– Вы так все на меня смотрите...


Александр Липатников рассказывает об уникальности своего терминала

Журналисты смотрят, потому что не понимают, как зимой может работаться легче, чем летом, не понимают, как можно подниматься на 60-метровую высоту без лифта.

– Могучие люди там работают?
– Обычные люди, – жмет плечами Липатников. – Летом погодные условия накладывают свой отпечаток: и ветер, и волна. Потяжелее. В зимний период терминал более доступен в плане выездов специалистов, в плане обслуживания, постановки танкеров под отгрузку.

В мае 2017 года на танкер «Штурман Альбанов» загрузили пятимиллионную тонну нефти. У него самый высокий среди существующих транспортных судов класс — Arc7. Спроектирован специально для мелководной Обской губы, где лед стоит с октября по июль. Таких танкеров курсирует по Северному морскому пути пять. Шестой достраивается на верфи в Южной Корее. Пока суда работают с дорогостоящими по аренде ледоколами Морской речной службы, планируется, что до конца 2018-го Выборгский судостроительный завод передаст «Газпром нефти» уже второе вспомогательное судно, и «Александр Санников» с «Андреем Вилькицким» будут носить титул самых мощных дизельных ледоколов в Арктике.

Назад к списку
Предыдущая новость